прожектор
"Мое отличие от сумасшедшего в том, что я не сумасшедший!" (с)С.Дали
Где-то в палатке возле московского цирка, что у метро «Университет» жил надувной молоток. Небритые, воняющие потом и перегаром мужики периодически вывозили его на прогулки по ночной Москве с последующей экскурсией в полуразвалившуюся многоэтажку. Все время, что молоток проводил в четырех обшарпанных стенах, он мечтал чтобы кто-нибудь забрал его к себе домой. Даже этот противный мальчик, пытавшийся не так давно дотянуться до него своими, испачканными сиропом, маленькими ручками рассматривался как неплохая кандидатура.
Молоток старался не искать причины своего желания, боясь не найти и лопнуть от пустоты, которая непременно переполнит воображаемые внутренности, когда он осознает бессмысленность существования. Поэтому все свое безвременье дальний родственник презерватива думал о других вещах. Например, о резиновой Кристал, с которой знаком с самого раннего детства, и которой приходится намного хуже... жаль взбалмошная особа, как ни распинался надувной инструмент, так этого и не осознала. Но все же разговоры с ней дали ему многое, особенно первый – именно тогда молоток начал считать себя умным.
Так он и жил, не теряя надежды на то, что в скором времени обретет свой дом. Терпел чужие рты, которые выдыхали в него отвергнутый организмом воздух, наполняя обработанными излишками эмоций до тех пор, пока резиновая оболочка не примет желаемую ими форму. Но молоток всегда очень быстро уставал и становился слишком мягким на ощупь, незаметно выбрасывая их воздух в атмосферу. Тогда его непременно сдували, сминали и закидывали в сумку.
В один прекрасный день он все же дождался и его забрали домой… где, размахнувшись, со всей силы треснули головой о старый ржавый гвоздь, при этом маленькая амбициозная железяка с негромким пищанием разломилась пополам. Смешно. Старый гвоздь, бывший когда-то частью стены огромного красивого дома и державший картину самого Сереги Вындершбунгкретербаха, сломался под жалкой пародией на инструмент, который он презирал и которого в тайне боялся всю свою недолгую жизнь. А молоток безуспешно пытался кричать от боли, потому что понял, что он одна из частей этого гвоздя и вторая из частей этого гвоздя, а еще часть руки, которая в свою очередь часть маленького мальчика с испачканными сиропом, маленькими ручками.
Когда-то молоток и сам был этим мальчиком… или же будет этим мальчиком. А может быть он и сейчас этот мальчик, а забыл об этом потому, что сегодня четверг – его нелюбимый день недели, а еще потому, что слишком зол и пуст от переполняющего внутренности воздуха. Может быть Кристал, гвоздь, прогулки по ночной Москве, пробегающие мимо клоуны и усталые рабочие в несвежих рубашках это всего лишь часть очередной непонятной мечты, родившейся под впечатлением от ярких картинок, которые злобно швыряет в него воображение. Плюс к этому сегодня молоток, кажется, перебрал с газировкой, поэтому, наверное, слишком ускорился на очередном километре уже надоевшей гонки на опережение с окружающей предсказуемостью и увлекся игрой в поддавки между полушариями мозга.
Ну почему этот маленький мальчик, который сидит в этой абсолютно чужой оболочке, какой бы она сегодня ни была, не по возрасту так много думает?… не стоит ему, наверное, больше пытаться лбом забить в стену гвоздь, надеясь стать хоть немного старше.